Введено-Оятский монастырь. Официальный сайт. - В армии я научился ценить главное Тестовая страница
Четверг, 06 Август 2009

В армии я научился ценить главное

Желание стать священником было глубоко в моем сердце с самого отрочества. Однако когда пришла пора идти в армию, мое душевное состояние и внешние причины подталкивали меня к тому, что надо идти служить Родине. Видно, это был Божий промысел... А уж если служить – то в десанте. Мы шли в десант романтиками, все – по желанию. Нас несколько раз спрашивали на призывном пункте: "Кто не хочет служить в ВДВ?" Пугали, говорили, что это очень далеко и тяжело. Но на практике все оказалось не так страшно.
У нас не ломали человеческую личность, а воспитывали мужчину, готового преодолевать трудности. Жесткость и жестокость чувствовались, конечно. Все войска можно узнать по тому, как празднуется их праздник: в день ВДВ все ломают и крушат... Минус, который я в ВДВ уже тогда видел – это жестокий внутренний настрой: "Мы десантники, мы потеем, бегаем, стреляем! А вы – бездельники, на койках валяетесь да картошку копаете". Таково в большинстве случаев отношение десантников к военнослужащим из других родов войск... По поводу дедовщины. Я к ней отношусь, наверно, не как все. На это явление можно смотреть с разных сторон. Дедовщина – это, по сути, уважение младших к старшим. А ужасы, которые порой происходят, о которых мы слышим, – это от нас. Ведь не место красит человека, а человек место. Из доброго сокровища сердца человеческого рождается – доброе, из злого – злое. Все зависит от состояния нашей души. Мы люди, нам Господь дал право давать жизнь как добру, так и злу. Стали показывать жуткие фильмы про дедовщину и издевательства, молодые ребята насмотрелись и, придя в армию, стали реализовывать все это на практике. Хотя у нас, слава Богу, в части жутких издевательств не было. Были жесткие моменты – мужское общество всегда жесткое. Иногда было легче подраться, чем поругаться. Конечно, не все было радужно, были и тяжелые, и сложные ситуации. Армия – это испытание человека, становление мужчины, воспитание его внутреннего "я". Я всегда ощущал, что со мной Бог. Но когда человек внутренне отходит от Бога, с ним может случиться что угодно, и это очень хорошо видно в армии. Знаете, когда солдаты прыгают с парашютом, верят все, атеиста не найти. Самый тяжелый момент – пять минут в самолете перед прыжком. Страшно каждый раз: это миф, что после нескольких прыжков привыкаешь. Особенно вспоминаются глаза "перворазников", наполненные ужасом. Я всегда крестился и читал 50-ый псалом ("Помилуй Мя, Боже"). Христианину важно в последний момент жизни покаяться, а этот момент я ощущал как последний. И когда я молился, многие рядом крестились, как умели: кто слева направо, кто справа налево. Но осуждающих взглядов я никогда не видел. Есть такая поговорка: "Что имеем – не храним, потерявши плачем". После армии я стал больше любить своих родителей, сестру, всех моих сродников. Долгая разлука учит ценить самое главное. Несмотря на внешние обстоятельства, я мог спокойно молиться. Меня редко, но отпускали на службы в церковь. Тем, кто еще решает, идти в армию или нет, могу посоветовать: если есть силы и возможность, – надо учиться, развиваться, заканчивать вузы. А если обстоятельства подталкивают идти в армию – смело идти и учиться защищать нашу Родину, стараясь при этом быть лучше, ближе к Богу, помня слова преподобного Серафима Саровского: "Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи".
Священник введено-Оятского монастыря Артемий Могутов.
1996 – 1998 годы, Воздушно-десантные войска, Омск-Тула, сержант.
"Религия и СМИ"

Православный календарь

 

 

 

 

 
Яндекс цитирования